Poe3 (poetry) Поетри

Антология шедевров русской поэзии

Последние комментарии

Венедикт Ерофеев. Гении и злодеи.
Муравей частенько появляется у русских поэтов от дедушки Крылова до Владимира Соколова. Вот его чуде...
Определение свободы. Первые строки помнят все:
Свобода —
это когда забываешь отчество у тирана...
...
Когда до Иосифа Бродского дошел ложный слух о смерти Чудакова, он написал эти стихи:
НА СМЕРТЬ ДРУГ...
Роберт Рождественский в предисловии к сборнику "Нерв" писал о Высоцком: "Он торопился, примеряя на с...

Немецкие потери

(рассказ)

 

Мне не хватало широты души,
Чтоб всех жалеть.
Я экономил жалость
Для вас, бойцы,
Для вас, карандаши,
Вы, спички-палочки (так это называлось),
Я вас жалел, а немцев не жалел,
За них душой нисколько не болел.
Я радовался цифрам их потерь:
Нулям,
раздувшимся немецкой кровью.
Работай, смерть!
Не уставай! Потей
Рабочим потом!
Бей их на здоровье!
Круши подряд!
Но как-то в январе,
А может, в феврале, в начале марта
Сорок второго,
утром на заре
Под звуки переливчатого мата
Ко мне в блиндаж приводят «языка».
Он все сказал:
Какого он полка,
Фамилию,
Расположенье сил.
И то, что Гитлер им выходит боком.
И то, что жинка у него с ребенком,
Сказал,
хоть я его и не спросил.
Веселый, белобрысый, добродушный,
Голубоглаз, и строен, и высок,
Похожий на плакат про флот воздушный,
Стоял он от меня наискосок.
Солдаты говорят ему: «Спляши!»
И он сплясал.
Без лести,
От души.
Солдаты говорят ему: «Сыграй!»
И вынул он гармошку из кармашка
И дунул вальс про голубой Дунай:
Такая у него была замашка.
Его кормили кашей целый день
И целый год бы не жалели каши,
Да только ночью отступили наши —
Такая получилась дребедень.
Мне — что?
Детей у немцев я крестил?
От их потерь ни холодно, ни жарко!
Мне всех — не жалко!
Одного мне жалко:
Того,
что на гармошке
вальс крутил.

Добавить комментарий

Люди, участвующие в этой беседе

  • Чуковский в дневнике писал - "Читаю стихи Слуцкого. Такой хороший человек, начитанный, неглупый. И столько плоховатых стихов".

  • В ответ на: И. Шевелёв

    Поэты Красного века оказались в нелепой ситуации. Им платила власть, которую они по своей поэтической природе не могли принимать и любить. Коммунистический редактор стоял за плечами каждого. Не согласишься - останешься без квартиры, пайка, гонорара, книги, а потом и семьи (жены - они же любят комфорт и достаток)... Когда одним из основных стимулов к творчеству стал гонорар, а другие источники существования отпали, даже лучшие писатели и поэты раздвоились, стараясь в чём-то оставаться честными, а в чём-то лгать, приспосабливаясь, как все.
    Творчество вранья не прощает.
    Плохие стихи, неточные образы, рваные мысли талантливых поэтов Красного века - жестокое клеймо вранья, которое они добровольно выжгли на своих произведениях, на своей судьбе, которому стали причастны.